Клуб ориентирования БГУ Клуб ориентирования
Белорусского государственного университета
главная о клубесоревнованиятренировкибиблиотекагостевая
Открытие Сезона озер
Это было восхитительно!

Следуя примеру Л. Н. Толстого, начнем описание прошедшего 24-25 января 2004 года открытия Всебелорусского Сезона озер с небольшого философского отступления :)  

Теорема.
Планы человека обязательно должны в подавляющем своем большинстве сбываться. Докажем это. Как говорят военные, «докажем на примере». Шутка. Просто приведем сначала пример, чтобы было нагляднее и никто не сомневался, тогда небольших логических погрешностей в наших построениях просто могут не заметить :) 

О.Ю. Шмидт составил в юности план того, что он хотел бы успеть сделать за свою жизнь. Подсчитал, сколько на это понадобится времени. Оказалось — 900 лет. Сократил, с болью в душе, конечно. Получилось 300. Еще сократил, оставляя уже только самое необходимое, без совершения чего жизнь была просто немыслима. Оказалось — 150. Больше сокращать не стал. 

Шидт прожил 65 лет. Он занимался теорией групп, разрабатывал теорию происхождения Земли, возглавлял экспедицию на «Челюскине», работал в Наркомпроде, Наркомпросе, Наркомфине, был главным редактором БСЭ, и т.д. Разработанный план он успел выполнить, правда, не полностью. Но был близок к тому. А ведь мешали ему обе мировые войны, да и времени у него было в 3 раза меньше, чем требовалось.
А теперь собственно доказательство. Дело в том, что человек может очень много. А планы, которые он строит, редко достигают даже масштабов планов Шмидта — недаром мы говорим о нем с восхищением, как о редчайшем исключении. Да и по сути любые планы, не противоречащие законам природы могут сбыться :) А ни один разумный человек не станет строить планов, противоречащих этим законам. Значит, все дело за старанием. Если в дело будет вложено достаточно усилий, оно несомненно закончится успехом! 

На этой оптимистической ноте мы можем и закончить, ибо мы доказали то, q.e.d. :)

Да, к чему это я?  

А вот к чему. Разрешите мне рассказать вам поучительную и крайне занимательную историю о том, как не надо сомневаться в том, что мир стремится к совершенству. 

Честно говоря, даже сложно будет рассказать все по порядку, но я расскажу, потому что иначе ничего нельзя будет понять :) 

Итак, 24 января с.г. в 0:35 я вышел из поезда минского метрополитена на станции «Институт культуры». Из того же поезда, но из других вагонов вышли: Наташка Вашетькова, Серега Писарчик, двое товаришей, дотоле мне неизвестных, именуемые Ваней и Темой, учащиеся в БГУИиР, Петрович и Шумович. Давидович и Лебедева дожидались нас в переходе у касс. Мы быстренько взяли билеты и поехали, вопреки обыкновению, не в четвертом, а в первом вагоне, потому что там были места. Удобно расположившись на них, а также на полу на рюкзаках Сереги и Петровича, мы стали уговаривать последнего не ездить в Асино, а он, соответственно, стал уговаривать нас ехать вместе с ним. Он даже взял билет только до Асино. Но его планам сбыться было не суждено. Сопротивление было сломлено, но Петя выставил одно условие — выйдем мы не в Ивацевичах, а в Доманово (на одну станцию — не путать с о.п.! — раньше). А потом, по его плану, мы должны были пойти в лес без карты. Сначала отдельные личности, число которых в сравнении с нашим общим числом было не столь уж малым, поддались на провокации Петровича, но моя упорная борьба и активная поддержка Наташки Вашетьковой привела к тому, что сопротивление большинства из них было сломано. Единственный, кто по-настоящему заразился идеей Петровича, был Юрка Шумович. В итоге, они вышли-таки в Доманово, несколько изменив, однако, свой первоначальный план. Они решили идти вдоль канала, который Петрович помнил с тех времен, когда он видел карту данной местности, до оз. Бобровичского, где местом встречи был выбран тригопункт — отметка с высотой 162.0. Да, я не рассказал еще, что мы несколько изменили наши планы. Вместо Выгонощанского, идти куда по шоссе нам показалось неинтересным, мы решили отправится на чуть меньшее по размеру и чуть более удаленное оз. Бобровичское, путь к которому через лес показался нам интереснее. Итак, Петя и Юрка ушли, а мы спокойно доехали до Ивацевичей и почти сразу пересели на автобус. Мы отправлялись в Телеханы, на родину белорусских лыж :) 

В автобусе все было хорошо, потому что было тепло, особенно отдельным членам нашего небольшого отряда, расположившимся на заднем сидении ЛАЗика. Но назвать обстановку спокойной было никак нельзя, из-за того, что какой-то пожилой уже и не вполне трезвый даже в столь ранний час (5:40 утра) мужик ругал всю дорогу водителя за то, что тот не дал ему взять с собой собаку, найденную им тут же, на вокзале. Не знаю, повезло этой собаке или нет, но я бы не хотел на ее месте такого хозяина. 

По прибытии в Телеханы, мы сразу отправились в путь. Как и было предусмотрено положением, часть из нас была на лыжах, а часть — без. К последней части относились мы с Давидовичем и Лебедевой, а также покинувшие нас Петрович с Шумовичем). Однако, поскольку не все лыжники чувствовали себя очень комфортно с этим средством передвижения (а один стоял на нем, то есть них, вообще второй раз в жизни), мы шли в среднем с одинаковой скоростью. Сначала мы шли по улучшенной грунтовой дороге, очень хорошо накатанной. Но вскоре Давидович заявил, что по дороге ему идти надоело, и мы свернули в сторону. Правда, сначала дорога там тоже была. Похуже, но так, ничего. Вдоль нее долго тянулся высокий забор, сколоченный из целых сосновых стволов (несрубленные же сосны вокруг также были все в насечках — здесь гнали смолу), как объяснили нам впоследствие местные жители, это был загон для оленей. В одном месте, как раз недалеко от забора, наши лыжники намного отстали от нас. Мы даже уже вернулись назад, чтобы узнать, что у них случилось. Оказалось, что они сняли лыжи и из двух пар оных соорудили сани, на которые сложили рюкзаки. Но эта конструкция просуществовала недолго, поскольку постоянно разваливалась и ее приходилось все время поправлять. 

На этом участке пути нами было сделано еще одно ценное приобретение. Именно, в районе лесоразработок мы нашли пилу, которая и пополнила фонд командного инвентаря. Правда, пила эта от какой-то машины, но, за неимением лучшего, и такое пригодится :) 

Дорога вскоре пропала вовсе. Мы довольно долго блуждали по лесу и замерзшему болоту. Мои робкие предложения попробовать хотя бы приблизительно определить наше местоположение не встретили активной поддержки у господ ориентировщиков. Они приняли решение идти на север, и только на север. Туда мы и шли. Правда, иногда мы шли на запад, иногда на восток, а иногда даже на юг. Но это было не так уж важно :) Видели следы кабанов (или свиней?), лосей (или коров?), волков (или собак?), но в итоге (не будучи последнеми съедены, но потеряв часа 3) выбились, наконец, не из сил, а на искомую дорогу, правда, на расстоянии 5 км от необходимой нам точки, а именно, деревни Бобровичи, по странному совпадению расположенной на озере Бобровичском :) Правда, преодолеть 5 км по дороге было совсем нетрудно, и вскоре мы были уже в деревне. 

Нас встретили здесь не просто тепло, а прямо восторженно. В деревенском магазине, куда зашли Наташка с Лебедевой для покупки хлеба, их обслужили вне очереди, а мужики возле магазина солидно пообщались с некоторыми из наших. Они обсудили и предложили нам лучшее место для стоянки — этим местом оказался как раз тригопункт, где мы должны были встретиться с Петей и Шумом, показали нам дорогу, один из них даже проводил нас, по дороге рассказав, что на берегу озера растет тысячелетний (по словам местных жителей — судя по длине окружности, 5.25 м, ему лет 500) дуб. Он рассказал нам и о деревне. В 1942 году все деревни на озере были сожжены, а их жители расстреляны. Уцелели те, кто оказался в это время не в деревне. А сейчас здесь много туристов и рыболовов летом — озеро красивое, все окружено лесом, очень чистое (в отличие от Выгонощанского, где под метровым слоем воды начинается слой ила) и изобилует рыбой. Но зимой мы были первыми туристами, пожаловавшими сюда. Потом еще тот же мужик с товарищем угощал нас только что наловленной рыбой :)

Около 3 км мы шли по льду озера. Идти было неплохо — снега на льду было не много, но ветер дул нещадно. 

Место, где мы расположились, называлось Остров, хотя было на самом деле полуостровом. Когда-то его отделяло от суши с четвертой стороны непроходимое болото, но оно теперь было осушено. Остров оказался необитаемым, хотя когда-то здесь и был хутор.

Расположившись, мы начали приводить в исполнение нашу программу. Мы с Димкой Давидовичем запаслись дровами, Наташка с Лебедевой поставили палатку, а Серега вырубил прорубь (инструмент для чего, что-то вроде клина, предоставил ему тоже один из местных) и залил ледяную горку. Вечер прошел очень мило, правда, кое-кто, устав после бессонной ночи, отправился спать. А мы еще успели искупаться в проруби :) Для меня это было впервые — для Сереги с Наташкой — уже в который раз, Димка, как всегда, увильнул :) Это очень здорово и стоит того. Но с обычным купанием это имеет мало общего — окунаешься и через пару секунд вылезаешь, так что не надо привыкать к температуре воды и, следовательно, тело отдает очень мало тепла. Так что это менее холодно, чем плавать в марте или в ноябре. 

Потом мы вернулись к костру, отогрелись, побеседовали (в очередной раз скатились в том числе на проблемы образования :) и пошли спать. Так как места в палатке мне не нашлось, пришлось спать на улице, но было не холодно — горел костер.

А ночью пришли Петрович с Шумовичем. Преодолев 45 км, любители экстрима по-белорусски были как всегда бодры и веселы, и первым делом, правда, не без некоторых усилий, разбудили меня :) 

А в 3:30 я и товарищи Сереги и Наташки отправились в путь. Остальные решили досыпать и возвращаться в Минск на автобусе в 14:32 до Ивацевичей и дальше — электричкой, которая прибывает в 0:30. Но нам тянуть время мне не хотелось. Было хорошо, но это должно было закончиться точно вовремя. Мы отправились в деревню. Нам нужно было пройти 3 км по льду озера. Но не тут то было. Тьма была кромешная, не было ни луны, ни звезд. Мы вышли к западному берегу вместо южного, попутно один из нас искупался уже в одежде, провалившись в лунку. Правда, я понял, куда идти и вывел своих попутчиков к деревне. Но на автобус в 4:45 (чтобы люди успевали на работу в Телеханы и Ивацевичи к шести) мы опоздали. Но ничего. Деревня уже вставала. В первом же доме нам сказали, что по дороге в Телеханы идти нет смысла. Кроме того, мы узнали, где живет наш вчерашний знакомый, принявший в нас живейшее участие. «Идите к нему, он вам подскажет», — сказали нам. Мы пришли. Открыла его мать. В отличие от других мест, здесь никто не боялся открывать нам двери :) Наш знакомый (Сергей) вышел и сказал посидеть у него часок, отдохнуть, пока не начнет светать. Одного из моих товарищей, не спавшего ночь и сильно уставшего, положил поспать на печку. Потом угостил нас блинами. Около 8 (через полтора часа!) мы собрались идти. Он предлагал подвезти нас конем, но мы отказались. Тогда он проводил нас и показал дорогу. Он и его мать — одна из немногих уцелевших довоенных жителей деревни — приглашали нас приезжать летом. Правда, там много комаров, но охота пуще неволи :) 

Дорога, по которой мы пошли, привели нас в деревню Святая Воля, расположенную в 10 км от Бобровичей. А через 10 минут шел единственный за день проходящий автобус на Минск (из Иванова, но не того, которое на Золотом Кольце, а того, что под Пинском). И в 3 часа мы были в Минске :) Остальные выехали автобусом из Бобровичей в 14:32 и вернулись в половине первого ночи. 

Вот так закончился наш поход. Жалко, конечно, что не пошли с нами Яковлев, Виталий Мелешко и Таня Грушина, Леночка Симолацер, Залесский и другие, а кто-то просто не смог пойти. Но и так было и так хорошо. 

Да, а теперь, по примеру Л. Н. Толстого, порассуждаем на общие темы… Ладно, не буду :) А доказанная в начале теорема вот к чему. Как ни странно, мы выполнили нашу программу почти полностью, вплоть до мелочей — был отделившийся от нас — и нашедший нас снова! — Петрович, была моя речь от имени оргкомитета, была завалена не одна сосна :) Были даже вынужденные «поиски жизни» — правда, не совсем в том виде, как они предполагались :)
Единственное, за что очень хочется попросить прощения у Наташки, которая уж очень тщательно репетировала песни об озерах, которых, по ее словам, больше, чем она сама думала, не говоря уже о нас, так это за отсутствие гитары, и, следовательно, невозможность провести полноценный «Вечер озерной песни». Но…

Уважаемые товарищи! Приглашаем вас на остальные мероприятия, которые пройдут в рамках I 
Всебелорусского Сезона озер в течение 2004 года! Более подробная информация об этих мероприятиях будет высылаться по мере того, как будут определяться сроки и места их проведения. Кстати, ждем предложений :)
 
Всем удачи!
P.S. За фотографиями с открытия Сезона озер обращаться к Сергею Писарчику, Наташке Вашетьковой, Елене Лебедевой.
04.02.2004Алексей Кочерженко