Клуб ориентирования БГУ Клуб ориентирования
Белорусского государственного университета
главная о клубесоревнованиятренировкибиблиотекагостевая
Как это было. Ориентирование в БГУ в 1998-1999 гг.

Ещё зимой 1998 года когда готовился поступать в университет посещал подготовительные курсы на втором этаже здания географического факультета, внимательно изучив доску информации, нашёл в колонке с различными видами спорта и спортивное ориентирование, которым я занимался в школе. Уже тогда я решил для себя, что если поступлю в университет, то обязательно попробую попасть в секцию по спортивному ориентированию. В то время я ещё изредка тренировался в СШ № 176 у Знака Игоря Васильевича. Точно не помню, как часто у нас были тренировки, но «Зелёный стадион» в том году я впервые отбегал полностью. Летом я поступил в университет…

У каждого студента Белгосуниверситета спортивное ориентирование начиналось со встречи с тренером-преподавателем С.Ф. Рыженковым. Вот и я в середине сентября пришёл на стадион спорткомплекса БГУ по ул. Октябрьской с надеждой, что продолжу заниматься ориентированием и в университете. В тот момент в голове метались, как потом оказалось, совсем глупые мысли на счёт того: возьмут ли меня в секцию просто так, или будет какой-нибудь отбор, может нужно будет сдать определённые нормативы, и вообще возьмут ли меня в секцию с моим здоровьем (на тот момент у меня были небольшие проблемы с сердцем). Станислав Фёдорович первым делом собрал со всех желающих заняться ориентированием обычные данные (фамилия, имя, родители, первый тренер и т. д.). Он обрадовался, когда прочитал, что моим первым тренером является И.В. Знак. Сказал, что это его ученик, который в своё время показывал достойные результаты, выступая за университет. В конце собрания Станислав Фёдорович объяснил народу, как добраться в Рощу (филиал БГУ), где была назначена одна из первых тренировок.

На ней собралось человек пять. Точно помню, что были Андрей Кубарьков и Юля Секацкая с подругой. Найдя нужное нам место (спортзал радиофизического факультета), Станислава Фёдоровича в тренерской мы почему-то не нашли. У кого-то случайно оказался записан домашний телефон тренера, и мы позвонили по данному номеру, застав тренера дома в Зелёном Луге. В общем, моя первая университетская тренировка сорвалась, так и не начавшись.

С того первого сбора на стадионе в команде на данный момент осталось всего три человека, я, Андрей Яковлев, Андрей Кубарьков. С Андреем Яковлевым я познакомился ещё на подготовительных курсах. Мы вместе посещали лекции по географии, хотя я собирался поступать на геофак, а он на факультет международных отношений. На парах мы сидели за одной партой. По словам Андрея, главной причиной, побудившей его подойти на стадионе именно к толпе будущих ориентировщиков, было моё, знакомое ему, лицо.

Я уже точно не помню, выезжали ли мы осенью по выходным в лес, или нет. Тренировочный процесс представлял собой в основном две встречи в неделю в Роще. Станислав Фёдорович давал нам заламинированную карту Рощи с одной и той же дистанцией, и в итоге через месяц я пробегал её уже с неплохим результатом, несмотря на то, что в некоторых местах местность была совсем непохожа на то, что было нарисовано в карте.

Первым испытанием для нас первокурсников, а особенно новичков, стали эстафеты «Осенние забавы». Именно тогда мы, первокурсники, смогли познакомиться с ребятами из секции со старших курсов, которые почти не посещали тренировки в Роще. Формирование эстафетных команд осуществлялось по принципу: на первом — «опытный» ориентировщик, на втором — совсем новичок. Со мной в команде оказался именно Андрей Яковлев. Вспоминается, что я тогда во второй день соревнований в Ратомке прибежал первым среди своих (университетских) с первого этапа, чем даже немного гордился. Помнится, что Станислав Фёдорович долго отчитывал «ветерана» Валькова за неудачное прохождение «простой» дистанции, что долго ждали вместе с организаторами задержавшегося на дистанции дольше всех новичка с исторического факультета Сашу Кушнира.

До Нового года произошло еще несколько важных событий. Мы отбегали ещё несколько соревнований. На чемпионате Республики на марафонской дистанции нашему тренеру удалось достать карту с дистанцией третьего круга, которую мы с Андреем Яковлевым бегали очень долго. На этом старте мы познакомились с бывалой ориентировщицей Леной Евменчиковой. Она тогда единственная из нашей команды была в протоколе.

Также бегали «Надежду» в Помыслище. Самым ярким впечатлением при выходе из вагона электрички было то, сколько народа оказалось в толпе, которая направилась через центр деревни к лесу. На первый взгляд в ней было человек 300-400. Такого количества ориентировщиков, одновременно идущих на старт, я до этого ещё ни разу не видел. Также буквально выйдя из вагона, наткнулся на своего бывшего одноклассника Алексея Верхотурова, который, как оказалось, тоже поступил в БГУ, только на радиофизический факультет. В школе никакой склонности к ориентированию он не проявлял, и его появление на станции Помыслище вызвало у меня определённое удивление. Как я тогда понял, ему, как и всем, нужен был зачет по физвоспитанию, хотя после «Надежды» Лёша ещё пару раз появлялся с приятелем на воскресных тренировках загородом в лесу. (Кто бы мог подумать тогда, что через пару лет Лёша станет одним из активных ориентировщиков нашего клуба). В тот пасмурный ноябрьский день в Прилукском лесу, как всегда по осени, было по щиколотку грязи, ещё свежие вырубки, на одной из которых стоял пикет. Помнится, когда я уже бежал, чтобы отметиться на своём последнем пикете (соревнования были по выбору) меня окриком остановил чёрненький кучерявый парень и сказал мне что я бегу в обратную от финиша сторону и посоветовал мне развернуться. Как оказалось впоследствии, это был Алексей Томашев. Вот так я увидел нашего единственного на тот момент КМСа в первый раз. О том, что у него есть такое спортивное звание, Станислав Фёдорович рассказал всем то ли на открытии, то ли на награждении. По итогам моей первой «Надежды» Станислав Фёдорович присвоил мне первый разряд, хотя, по-моему, для этого он отнял от моего реального времени нахождения на дистанции целый час. На поиски одного из пикетов я потратил около получаса. Виной этому было полностью заросшая просека, чётко нарисованная на той древней уже в тот момент карте.

В конце ноября, начале декабря на тренировках в Роще стал появляться парень с длинными волосами и в черной «панковской» майке. Именно таким Петр Кухто запомнился мне при первой нашей встрече. На тот момент я даже себе представить не мог, что этот, так нестандартно (в отличие от меня с Андреем) выглядевший радиофизик станет одним из лучших моих друзей. А тогда мы просто играли в баскетбол. Помню, как объяснял Пете, как добраться в Ждановичи, где в воскресенье должна была состояться тренировка — примерно так мы и познакомились с нашим Петровичем. Уже тогда, в пятнадцатиградусный мороз я выиграл у Пети только потому, что забора вокруг домиков, нарисованного на карте уже давно не было. Я об этом хорошо помнил, так как чуть больше года до этого на Зелёном стадионе-98 из-за отсутствия забора и опыта, а также детской наивности о точности карты, пикет, стоящий на соседней горке я искал целых полчаса. На этот раз я нашёл всё быстро, а Петю забор немного смутил, что вылилось в минутное отставание.

Вообще тренировки в Роще представляли интересное занятие. После небольшой пробежки по рельсам (всё вокруг было завалено снегом, и железнодорожное полотно было единственным местом, где можно было бежать, не проваливаясь в него по пояс) до Прилук и обратно, мы допоздна рубались с преподавателями с биофака в баскетбол. Станислав Фёдорович уходил домой около шести часов, а мы всё играли и играли. Именно тогда мне стала нравиться эта игра, так возненавиденная мною в школе (из десяти моих школьных бросков, хорошо, если парочка попадала точно в корзину).

Перед Новым годом в Зелёном пробежали парные соревнования «Новогодние игры» и даже две наши команды заняли призовое место. За это нам вручили по коробке конфет, которые мы всей командой съели на обратном пути в электричке. Уже тогда я не успевал за Петровичем. Мы бежали с ним в одной паре, и он протянул меня всю дистанцию, приведя нашу команду на первое место по М18.

После Нового года, а точнее после сессии, тренировались, в основном, два раза в неделю в Роще, где по-прежнему играли в баскетбол до упаду. В выходной день выезжали на карту в основном в район Зеленого Луга. Эти выходные тренировки прошли для меня как-то скомкано, так как в феврале я серьёзно переболел гриппом, а ещё два раза я не нашёл тренера с ребятами в лесу. Первый раз, опоздав на полчаса ко времени встречи на конечной троллейбуса № 53, я обыскал в надежде увидеть кого-нибудь знакомого все Куропаты и половину Боровой, но, убив при этом два часа и никого не найдя, уехал домой так и не потренировавшись. Второй раз я просто не нашёл место встречи в Зелёном луге-5. Облазив всю горку за гостиницей «Агат» (именно там был старт единственного Зелёного стадиона, в котором я участвовал до этого на этой карте) я так и не додумался перевалить через ложбину на соседнюю гору, где собственно на просеке и было место встречи. Порыскав в округе час, я решил побыстрее уехать домой на просмотр биатлона, который как оказалось впоследствии из-за сильного мороза всё равно отменили. Так тренировались весь февраль и март.

Больше всех из нас набегал километров Петя Кухто. К тому времени, когда я приходил на тренировку в спортзал радиофизического факультета, он уже успевал пробежать с десяток километров по снегу, сбегав в Помыслище и обратно. Тогда он очень много тренировался, и, наверное, поэтому, он и стал первым из нас показывать на соревнованиях достойные результаты. На тот момент у Пети появился явный ориентир в показываемых им результатах. Первым делом Петя интересовался кроме своего результата, ещё и результатом Томашева. Лёша был единственным солидным ориентировщиком (КМСом), учащимся в БГУ и при этом общавшимся с нами, чайниками. Вёл он себя с нами, на мой взгляд, довольно гордо, что и вызвало такое к нему отношение. Именно выиграть у него, для Пети в течение последующих двух лет было делом чести.

Ближе к марту на тренировках в секции стал появляться парень в очках, с пышной шевелюрой, которую украшала во время бега яркая красная повязка. Примерно так в то время выглядел наш первый в клубе мастер спорта Сергей Писарчик. Иногда он играл с нами в баскетбол и выезжал на воскресные тренировки.

Особенно мне запомнилась одна из тренировок в Боровой. Был мартовский солнечный тёплый день, всё таяло и текло. Когда я приехал на предварительное место встречи меня там уже ждали Станислав Фёдорович с Алексеем Томашевым. Как я догадался впоследствии, они обсуждали дистанции одного из туров Зеленого стадиона, который команда из БГУ должна была проводить в апреле. Подождав остальных, пошли через кольцевую в лес. Неплохо пробежав удавшеюся мне дистанцию, я даже удостоился похвалы перед тренером от опытного Томашева, обогнавшего меня где-то в середине пути.

В апреле начались соревнования. Первым был проведен первоапрельский старт в лесопарке Медвежино, организованный А. Мурашко с компанией. Старт был в ста метрах от моей родной школы, и не принять мне участие в данном мероприятии было бы как-то совсем не логично. В этот день хоть и было тепло, но скользкого тающего под старыми елями льда было достаточно, что стало причиной моих неоднократных падений. В общем, к концу дистанции меня всего мокрого и грязного прямо перед финишем заставили выпить ещё и немереное количество воды (постарался Саша Липович). По-моему (точно не помню) я в тайне даже надеялся здесь что-то выиграть, так здесь я был местным и думал, что всё знал. Награждение было тоже весёлым. Ключи от автомобиля (игрушечного) и от квартиры (замка, который видимо и запирал её двери) раздавались организаторами налево и направо. В общем, все остались довольны.

Вскоре состоялся первый тур Зелёного стадиона, дистанции которого пролегали по парку им. Горького. Старт был общий, что давало возможность чайникам с хорошей физической подготовкой показать достойные результаты. Этим и воспользовался Сергей Писарчик, выполнив норматив первого разряда. Недостаток технического мастерства он компенсировал хорошей физической подготовкой, которая уже тогда была у него в полном порядке.

Один из туров ЗС организовывали и мы. Я активного участия в этом не принял, так как был занят на учёбе. Приехав уже после часов пяти, я немного помог ребятам с геофака, работавшим старте и убежал на дистанцию. Пройдя только один круг из двух, запланированных начальником дистанции Томашевым, я после финиша помог снять то, что осталось от пикетов. Станислав Фёдорович очень расстроился от того, что треть его новеньких, присланных другом из Швеции крокодильчиков была либо сломана, либо украдена бессовестными ориентировщиками. Все собранные средства от проведения тура решили потратить на заявку на чемпионат Минска.

Именно в это время Станислав Фёдорович стал «сватать» нас троих: Петю, меня и Сергея — Красильникову Виктору Викторовича для того, чтобы мы выступили в его команде на Майской многодневке, которая должна была проходить в районе Уши. Мы решились, хотя для этого надо было потратить довольно большую на то время для нас сумму. Полтора доллара по сравнению с копейками затрат на «Зелёном стадионе» представляли тогда для меня немалые деньги, а Серёгу вообще было жалко, ведь стартовый взнос по М21 был целых три бакса. Виктор Викторович собрал нас у себя в центре на Лукьяновича, разъяснил, что нужно брать, выдал недостающее снаряжение, помог советами. Запомнилось ещё то, что когда утром в пятницу, вся моя семья собиралась ехать на деревню сажать картошку, я уже убегал из дому, опаздывая на электричку на Молодечно. Именно с того раза мои соревновательные приоритеты стали важнее посадки картошки, что и продолжается на протяжении последних пяти лет. Так я оказался на первых своих массовых солидных соревнованиях. Кроме нас от секции БГУ там оказался Андрей Кубарьков, который бегал за одну из команд его родного Могилёва. Меня там поражало буквально всё. И палаточный лагерь, расположившийся на километр во все стороны от нашего места стоянки, и музыкальное сопровождение, и информационное обеспечение, и количество участвующего народа, сложная, но красивая местность, буквально всё. Особенно классно было наблюдать свою фамилию в протоколах через пару минут после финиша. Результатами мы не блистали. Лучше всех из нас бежал Петя, но в первый день он потерял карточку и его результат так и остался нигде неучтённым. Я же каждый день затрачивал на прохождение дистанций около трёх часов, тратя на поиски некоторых пикетов до часа времени.

Где-то в середине мая прошло первенство университета. Петя добился своей цели — он сделал Томашева, выиграв у него пару минут. Третьим был Сергей Писарчик. У женщин, в отсутствие Татьяны Воскобойниковой, предсказуемо победила Евменчикова Елена. Второй была девушка с геофака Алёна Пашкевич. Я же занял пятое место, пропустив вперёд ещё и Андрея Кубарькова. Почему-то не принимал участие в первенстве Алексей Шилак, который, как предполагалось, должен был составить конкуренцию Томашеву. А вот с результатами соревнований среди факультетов возникли проблемы. По предварительным итогам наибольшее количество очков набрал радиофизический факультет, вторым был географический. Но у географов Станислав Фёдорович снял за неправильную отметку одну из девушек. И зам. декана по физвоспитанию на географическом факультете ещё долго добивался у С.Ф. Рыженкова её восстановления, что бы привело к победе геофака. Как сказал мне с Алексеем Вальковым после финиша, как бы немного извиняясь, Станислав Фёдорович, что лучше для него было бы, что бы выиграл р/ф, иначе у него могли возникнуть проблемы с руководством факультета на котором он работал и тренером по физкультуре.

Во второй половине мая в Маковзе, что под Логойском, прошло первенство ВУЗов республики. Наш ВУЗ занял там по своей группе второе место, проиграв только Нархозу (БГЭУ). За команду из ребят тогда бегали Алексей Шилак, Алексей Томашев, Ярослав Ткачёв, Петя Кухто. Именно Петю, как наиболее стабильного, Станислав Фёдорович выбрал из нас троих в команду четвёртым номером. Я и Сергей Писарчик бегали лично. Женскую половину представляла Татьяна Воскобойникова, Татьяна Гомза, Елена Евменчикова. Также должна была бегать Юля Секацкая, которую Станислав Фёдорович решил заявить, но почему-то ни в первый день, ни во второй она так и не появилась. После первого дня (классики) мы проигрывали ещё и БГПУ. Наши хлопцы КМСы пробежали не очень удачно, а Татьяна Гомза вообще не доехала. Станислав Фёдорович очень переживал по этому поводу и до последнего момента надеялся, что её всё-таки привезёт на машине брат. Второй день сложился для нашей команды удачнее. Трое ребят попали в семёрку, девчонки тоже не подкачали, что и позволило нам выйти на второе место. Мы же, первый раз попав на такие серьёзные соревнования, результатами не блистали. У Пети, который был заявлен за основную команду, неожиданно возникли проблемы с физухой — на этих соревнованиях ему почему-то совсем не бежалось. Я же в первый день, пробежав для себя довольно неплохо, на спринте был одним из последних. Сергей же, наоборот — на спринте выступил лучше.

Был конец мая… Я, готовясь к экзамену по химии, думал что делать — ехать на слёт студентов, на который нас с Петем по рекомендации Станислава Фёдоровича пригласила Татьяна Войтович, руководитель секции туризма и альпинизма в БГУ, или лучше подготовиться к предстоящему экзамену. В итоге решил, что эту химию я кое-как сдам, а на слёт нужно ехать, тем более, что Петя тоже согласился принять в нём участие.

Второй день соревнований принёс нам неожиданную и горькую весть — умер Станислав Фёдорович Рыженков. В воскресенье мы отбегали ориентирование, в котором я занял шестое место, и уже на следующий день с утра я сдавал тот злополучный экзамен, из-за которого я, в отличие от Пети с Вальковым, не попал на похороны Станислава Фёдоровича.

В июне, во время сессии мы с Петей приняли участие в последнем «Лесном стадионе», который проводил на Волме Франц Матусевич. Это были последние соревнования, в которых я принял участие в том учебном году. Снова собрались мы только осенью…

26.02.2004Дмитрий Давидович